Но если что знаю я прекрасно и досконально, так это

Но если что знаю я прекрасно и досконально, так это

мозг пиявки -- это мой мир!

И это также мир! -- Но прости, если здесь говорит моя

гордость, ибо здесь нет мне равного. Поэтому и сказал я "здесь

я дома".

Сколько уже времени исследую я эту единственную вещь, мозг

пиявки, чтобы скользкая истина не ускользнула от меня! Здесь

мое царство!

-- ради этого отбросил я все остальное, ради этого стал я

Равнодушен ко всему остальному; и рядом со знанием моим

Простирается черное невежество мое.

Совестливость духа моего требует от меня, чтобы знал я

что-нибудь одно и остальное не знал: мне противны все

Половинчатые духом, все туманные, порхающие и мечтательные.

Где кончается честность моя, я слеп и хочу быть слепым Но если что знаю я прекрасно и досконально, так это. Но

Где я хочу знать, хочу я также быть честным, а именно суровым,

Метким, едким, жестким и неумолимым.

Как сказал ты однажды, о Заратустра: "Дух есть

жизнь, которая сама врезается в жизнь", это соблазнило и

Привело меня к учению твоему. И, поистине, собственною кровью

умножил я себе собственное знание!"

-- "Как доказывает очевидность", -- перебил Заратустра;

Ибо кровь все еще текла по обнаженной руке совестливого духом.

Ибо десять пиявок впились в нее.

"О странный малый, сколь многому учит меня эта

очевидность, именно сам ты! И, быть может, не все следовало бы

мне влить в твои меткие уши!

Ну что ж! Расстанемся здесь! Но мне очень хотелось бы

Опять встретиться Но если что знаю я прекрасно и досконально, так это с тобой. Там вверху идет дорога к пещере моей

-- сегодня ночью будешь ты там желанным гостем моим!

Мне хотелось бы также полечить тело твое, на которое

Наступил ногой 3аратустра, -- об этом я подумаю. А теперь мне

пора, меня зовет от тебя крик о помощи".

Так говорил Заратустра.

Чародей

Но когда Заратустра обогнул скалу, он увидел внизу,

Недалеко от себя на ровной дороге человека, который трясся как

беснующийся и наконец бросился животом на землю. "Стой! --

Сказал тогда Заратустра в сердце своем. -- Должно быть, это

Высший человек, от него исходил тот мучительный крик о помощи,

-- я посмотрю, нельзя ли помочь ему". Подбежав к месту, где

Лежал на земле Но если что знаю я прекрасно и досконально, так это человек, нашел он дрожащего старика с

Неподвижными глазами; и как ни старался Заратустра поднять его

И поставить на ноги, все усилия его были тщетны. Даже казалось,

Что несчастный не замечает, что возле него есть кто-то;

Напротив, он трогательно осматривался, как человек, покинутый

Целым миром и одинокий. Наконец, после продолжительного

Дрожанья, судорог и подергиваний так начал он горько

жаловаться:

Кто в силах отогреть меня, кто еще

любит?

Горячие мне руки протяните

И пламя рдеющих углей для сердца

Дайте.


documentavrcyfh.html
documentavrdfpp.html
documentavrdmzx.html
documentavrdukf.html
documentavrebun.html
Документ Но если что знаю я прекрасно и досконально, так это